November 3rd, 2019

котяра

Мордор и Гарри Потер

Три опорных текста, которые, так сказать, преображают ресентимент постсоветской интеллигенции в пафос: повесть Стругацких "Трудно быть богом", фильм Бортко "Собачье сердце" и эпопея Толкиена "Властелин колец".

Третий текст тут выглядит курьёно, но, в сущности, его присутствие в этом списке закономерно. Толкиеновская метафорика прижилась оттого, что хорошо легла на самоощущение бывшей интеллектуальной элиты, травмированной утратой той роли, которую она играла в позднесоветский период, оказалась очень удобной для расчёсывания этой травмы. Тут и страна как обитель зла, и чёрный властелин, и бездуховное быдло, которое эту страну населяет, но среди которого приходится жить светлым эльфам ("внутренний мордор"). Для себя давно уже взял за правило: если человек всерьёз использует эту сказочную лексику применительно к своей стране, то он вполне может быть прекрасным человеком, или даже прекрасным специалистом в своей области, но всерьёз обсуждать с ним внутреннюю или внешнюю политику (или, скажем, действительное или мнимое вырождение русского языка в условиях путинского режима) - это всё равно, что пытаться обсуждать взрослые проблемы с трёхлетним ребёнком. Не оттого, что в стране нет проблем, а оттого, что это сказочно-нарциссичное пространство находится в параллельном измерении по отношению к миру, в котором существуют решения каких бы то ни было проблем (то есть, в той мере, в которой человек одержим этим состоянием, он не способен производить мысль, сцепляющуюся с реальностью).

Collapse )